Перевести страницу

Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

За тысячелетия основное не изменилось

……….. "Путь к цели неизмерим, - возразил он, - что для него недели, месяцы и годы?" - "Но если мне придется остановиться на полпути? " - спросил я. "Если вы действительно освободитесь от своего "я", можно будет прерваться в любое время. Так что упражняйтесь!"

Таким образом, все началось сначала, словно до сих пор изученное стало вдруг непригодным. Но ненамеренного пребывания в максимальном напряжении достичь так и не удавалось, как будто я никак не мог выбраться из наезженной колеи.

Однажды я спросил мастера: "А как вообще можно выстрелить, если я не стреляю?" - "Стреляет "оно"", - ответил он. "Это я слышал уже неоднократно и теперь должен спросить по-другому: как я могу, забыв о себе, ждать выстрела, если меня как такового при этом вообще не должно быть?" - "В максимальном напряжении пребывает "оно"". - "И кто или что это "оно"?" - "Когда вы это поймете, я уже буду вам не нужен. А если бы я хотел помочь вам выйти на верный путь, избавив вас от приобретения вашего собственного опыта, я был бы самым плохим из всех учителей и заслуживал бы только одного - чтобы меня выгнали. Так что давайте не говорить, а тренироваться!"

Прошли недели, а я нисколько не продвинулся вперед. Зато обнаружил, что меня это ничуть не волнует. Может быть, я просто устал от всего этого? Изучу я это искусство или нет, узнаю ли, что имел в виду мастер под словом "оно" или нет, найду свой путь к дзэн или нет - все это впервые показалось мне настолько далеким, настолько неважным, что перестало меня тревожить. Много раз я собирался рассказать об этом мастеру, но как только оказывался рядом с ним, мужество тут же покидало меня; я был убежден, что не услышу от него ничего, кроме настойчиво повторяемого: "Не задавайте вопросов, а упражняйтесь!" Так что я оставил вопросы, а охотнее всего оставил бы и упражнения, если бы мастер был не столь строг и последователен на пути наставничества. Я жил одним днем, работал, и даже то обстоятельство, что мне стало безразлично все, к чему я так стремился в течение многих лет, не огорчало меня. И вот однажды после выстрела мастер сделал глубокий поклон и прервал занятие. "Только что выстрелило "оно"!" - произнес он, когда я, ничего не понимая, на него уставился. Осознав наконец, что он имеет в виду, я не мог скрыть своей радости.

"То, что я сказал, - пожурил меня мастер, - было не похвалой, а только констатацией факта, и это не должно вас затрагивать. Я поклонился не вам - вы не имеете никакого отношения к этому выстрелу. На этот раз вы, полностью забыв о самом себе и абсолютно ненамеренно, пребывали в максимальном напряжении; и тогда выстрел отпал от вас, как спелый плод. Так что продолжайте упражнения, как будто ничего не произошло.

Только спустя некоторое время выстрелы иногда начали удаваться, и мастер отмечал их глубоким поклоном. Как получалось, что все происходило без моего участия, как бы само по себе, я тогда объяснить не мог, да и сейчас не могу. Факт есть факт, это было, и только это имеет значение. Но самостоятельно отличать удачные выстрелы от неудачных мне удалось научиться. Качественное различие между ними столь велико, что его нельзя не заметить. Внешне, для зрителя, правильный выстрел отмечается тем, что толчок не вызывает сотрясения тела. После неудачного выстрела выдох подобен взрыву, сделать вдох достаточно быстро невозможно. При правильном выстреле выдох происходит без помех, а вдох производится спокойно, без всякой спешки. Сердце бьется равномерно, а ненарушенная концентрация позволяет сразу же перейти к следующему выстрелу. Внутренне, у самого стрелка, правильные выстрелы вызывают такое ощущение, как будто день только начался. После них он чувствует склонность к благому деянию и - что, возможно, еще более важно - к благому недеянию. Это чрезвычайно приятное состояние. "Но тому, кто его достиг, - с тонкой улыбкой предупреждает мастер, - будет полезно пребывать в нем так, как будто он в нем не пребывает. Оно неизменно возвращается лишь к тому, кто способен сохранять душевное равновесие" …………..


«Дзен и искусство стрельбы из лука» Е.Херригель


О роли учителя в китайской традиции

Когда говорят о философии Чань, то сразу вспоминается основной принцип передачи этой традиции – “от сердца к сердцу, от состояния Учителя к состоянию ученика”. Таким образом, в самой основе изучения Чань и шаолиньского кунг-фу заложена необходимость присутствия Учителя. Эта традиция существует в Китае на протяжении веков и передается из поколение в поколение. Встретить своего Учителя – это большая удача и большое счастье в жизни, но в то же время и большая ответственность.

Кто же такой Учитель в китайской традиции, и какова его роль? Здесь уместнее употреблять китайское слово Шифу (Shifu, 師父), поскольку оно лучше отражает суть понятия Учитель. “Шифу” переводится с китайского одновременно как учитель и отец. Т.е. это намного более глубокое понятие, чем просто учитель в школе или тренер в спортивной секции. В Китае есть пословица: “один день я у тебя учусь – всю жизнь ты для меня отец”. Т.е. роль Учителя для ученика сродни роли отца – он учит не только и не столько приемам и практикам кунг-фу, сколько является наставником по жизни. При этом зачастую знания передаются ученикам не в виде готовых рецептов или наставлений, как правильно жить и думать, а в виде опыта, который ученики перенимают у Учителя в процессе совместных занятий или просто разговоров. Учитель прежде всего передает мировоззрение наполненной пустоты, отношение к жизни, которые соответствуют принципам Чань. Он является не эталоном, а проводником по Пути, выполняя роль своеобразного маяка, который в нужный момент (индивидуальный для каждого) подсказывает ученику правильную дорогу. Но идти по Пути ученик должен сам, Учитель только показывает ему “карту местности”.

Что такое Чань, невозможно передать словами, это можно только почувствовать, и точно так же принципам Чань невозможно научить, этому можно только научиться. А для этого нужно доверять Учителю, слушать и слышать его и тренироваться регулярно. В Китае говорят, что в настоящем искусстве “нет правил”. Т.е. нет единой схемы или готового рецепта достижения просветления, нет даже какой-то одной конечной цели, есть только Путь, у каждого свой. И чтобы идти по этому Пути, не сбиваясь, нужно “прямо смотреть”, т.е. воспринимать жизнь такой, какая она есть на самом деле, а не через призму своего искажающего ума или культурных стереотипов. Учитель показывает ученику на примере собственного опыта, как можно достичь или не достичь тишины в сердце и уме, когда все становится понятно и легко. Очень хорошо о роли Учителя высказался китаевед В.В. Малявин: “Что же делает учитель? Буквально ничего, точнее — ничего лишнего. Он только «оставляет себя» и тем самым дает всему быть”. “Оставить себя” означает не концентрироваться на своем Я, не придумывать новых теорий, не гнаться за внешними признаками, а просто жить, транслируя через себя накопленный веками опыт и даря возможность ученикам прикоснуться к этому опыту.

Главная задача Учителя – хранить и передавать традицию, различными способами показывая, как окружающие люди могут идти по Пути. При этом Учитель не обязательно является эталоном добродетели всегда и во всем, поскольку это прежде всего живой человек, а человеку свойственно ошибаться. Однако, Учитель всегда готов к изменениям в соответствии с изменениями самой жизни. Отличительная черта Учителя – это целостность и гармоничность его личности, спокойное принятие баланса Инь и Янь (черного и белого, хорошего и не очень хорошего) в своей жизни. “Если каждый день есть вкуснейший шоколадный торт, то очень скоро он перестанет казаться вкусным, а затем станет очень не вкусным”. В мире все постоянно меняется (“если сейчас хорошо, то понятно, что так будет не всегда, но если сейчас плохо, то это тоже скоро изменится и станет хорошо”), и нужно уметь следовать этим изменениям, оставаясь спокойным внутри.

Как же найти настоящего Учителя? Можно сказать, что это Судьба. Но в то же время в традиции Чань-буддизма считается, что человек должен прикладывать усилия к тому, чтобы его Судьба реализовалась. Учителя обычно встречают те, кто ищет. Распознать Учителя можно по тому, что вы чувствуете, находясь рядом с ним. Присутствие настоящего мастера ощущается также на расстоянии. Встречаясь с Учителем, ученик начинает путь к себе, к своей изначальной природе, к постижению Чань. В.В. Малявин о встрече с Учителем пишет так: “Подражать ему бессмысленно. Можно только натолкнуться на него и… начать самому жить воистину”, - очень точные слова. Найти Учителя – большое счастье, но нужно помнить о том, что это одновременно и большая ответственность. Тот, кто вступил на Путь рядом с Учителем, должен стараться следовать в своей жизни принципам Чань, помогать людям вокруг, стремиться к спокойствию внутри и регулярно заниматься.

Как было сказано выше, отношения Учителя и учеников в китайской традиции являются очень близкими, практически семейными. Все ученики составляют одну большую семью, в которой Учитель, как отец, служит непререкаемым авторитетом и пользуется всеобщим уважением. Однако, Учитель не должен становиться “кумиром” для ученика. В традиции Чань-буддизма считается, что истинное спокойствие сердца и ума можно достичь, когда нет внешних привязанностей. Привязанность означает, что мы боимся что-то потерять, а значит, не можем чувствовать себя спокойно. Свобода и спокойствие – это когда можно дарить окружающим людям тепло и любовь, идя рядом с ними, но, если ваши пути расходятся, то нужно быть готовым легко отпустить желания и свернуть на свою дорогу, чувствуя в сердце не боль расставания, а благодарность за то время, что вы были вместе. Так же и с Учителем – он лишь указывает Путь и помогает сделать первые шаги, но в дальнейшем ученик должен продвигаться вперед самостоятельно и быть достойным своего Учителя.

Конструктор сайтов
Nethouse